Дело №9 об оспаривании действия медико-социальной экспертизы



В О Р О Н Е Ж С К И Й О Б Л А С Т Н О Й С У Д
Дело № 33-4974 Строка №54

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

«19» декабря 2013 года судебная коллегия по гражданским делам Воронежского областного суда в составе:

председательствующего: Кузнецовой Л.В.

судей: Свечкова А.И., Трофимовой М.В.

при секретаре Бахметьевой Е.А.

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Трофимовой М.В.

гражданское дело по исковому заявлению Шевченко П.Н., действующего в интересах Шевченко У.П., к ФКУ «Главное бюро МСЭ по Воронежской области» Министерства труда и социальной защиты населения РФ, ФГБУ «ФБ МСЭ Министерства труда и социальной защиты населения РФ» о признании недействительными решений ФКУ «Главное бюро МСЭ по Воронежской области» Министерства труда и социальной защиты в лице филиала №24 от 25.10.2012 года, ФКУ «Главное бюро МСЭ по Воронежской области» Министерства труда и социальной защиты РФ от 27.11.2012 года, ФГБУ ФБ МСЭ Министерства труда и социальной защиты РФ от 24.01.2013 г., обязании установить категорию «ребёнок-инвалид»,

по апелляционной жалобе Шевченко П.Н.,

на решение Ленинского районного суда г. Воронежа от 15 июля 2013 года

(судья райсуда Лисицкая Н.В.)

У С Т А Н О В И Л А:

Шевченко П.Н., действующий в интересах Шевченко У.П., обратился с исковым заявлением к ФКУ «Главное бюро МСЭ по Воронежской области» Министерства труда и социальной защиты населения РФ, ФГБУ «ФБ МСЭ Министерства труда и социальной защиты населения РФ», в котором просил признать незаконным акт медико-социальной экспертизы ФКУ «ГБ МСЭ по Воронежской области» в лице филиала-бюро №24 об отказе Шевченко У.П., *** г.р., в установлении категории «ребенок-инвалид»; признать недействительным решение №1-57 без даты медико-социальной экспертизы ФКУ «ГБ МСЭ по Воронежской области» в лице филиала-бюро №24 об отказе Шевченко У.П., *** г.р., в установлении категории «ребенок-инвалид»; признать незаконным акт от 27.11.2012г. медико-социальной экспертизы ФКУ «ГБ МСЭ по Воронежской области» об отказе Шевченко У.П., *** г.р., в установлении категории «ребенок-инвалид»; признать недействительным решение от 27.11.2012г. медико-социальной экспертизы ФКУ «ГБ МСЭ по Воронежской области» об отказе Шевченко У.П., *** г.р., в установлении категории «ребенок-инвалид»; признать незаконным акт от 24.01.2013г. медико-социальной экспертизы ФГ БУ «Федеральное бюро МСЭ Министерства труда и социальной защиты РФ» об отказе Шевченко У.П., *** г.р., в установлении категории «ребенок-инвалид»; признать недействительным решение от 24.01.2013г. ФГБУ «Федеральное бюро МСЭ Министерства труда и социальной защиты РФ» об отказе Шевченко У.П., *** г.р., в установлении категории «ребенок-инвалид»; обязать ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» в лице филиала-бюро №24 установить Шевченко У.П., *** г.р., категорию «ребенок-инвалид», а также взыскать с ответчиков в равных долях судебные расходы.

Заявленные требования Шевченко П.Н., действующий в интересах Шевченко У.П., мотивировал тем, что его дочери, Шевченко У.П., ***г.р., при рождении был установлен диагноз: ***. В настоящее время Шевченко У.П. прихрамывает, не может пройти небольшое расстояние без продолжительного отдыха. В связи с врожденным заболеванием Шевченко У.П. с 01.08.2005г. была установлена категория «ребенок-инвалид», в последующем данная категория ежегодно продлевалась. Однако решением Медико-социальной экспертизой филиала-бюро №24 ФКУ «ГБ МСЭ по Воронежской области» от 25.10.2013 г. Шевченко У.П. ребенком-инвалидом не признана. Данное решение им было обжаловано в вышестоящий орган, однако решениями ФКУ «ГБ МСЭ по Воронежской области», ФГ БУ «Федерального бюро МСЭ при Министерстве труда и социальной защиты РФ» в установлении Шевченко У.П. категории ребенок-инвалид было отказано, обосновав тем, что стойкие незначительные нарушения статодинамической функции, имеющиеся у ребенка не приводят к ограничениям основных категорий жизнедеятельности. С данными решениями он не согласен, так как состояние здоровья его дочери по сравнению с июлем 2011 года (дата последнего раза установления инвалидности) только ухудшилось, о чем свидетельствуют заключения ортопедической клиники и поликлиники Университетской клиники г. Мюнхен от 13.12.2011г., от 20.04.2012г., заключение врача травматолога-ортопеда БУЗ Воронежской области Областной детской клинической больницы №2 от 05.10.2012г. (л.д. 5-8).

Решением Ленинского районного суда г. Воронежа от 15 июля 2013 года в удовлетворении искового заявления Шевченко П.Н., действующего в интересах Шевченко У.П., отказано в полном объеме (л.д. 192, 193-199).

В апелляционной жалобе Шевченко П.Н. ставится вопрос об отмене данного решения суда как незаконного и необоснованного, полагая, что решение суда вынесено с нарушением и неправильным применением норм материального права, выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела (л.д. 205-209).

Шевченко П.Н., представитель Шевченко П.Н. - Ефремова Г.О. поддержали доводы апелляционной жалобы.

Представитель ФКУ "ГБ МСЭ по Воронежской области" Минтруда России Стукова Е.А., Швецова Л.М. выразили несогласие с доводами апелляционной жалобы и просили решение суда оставить без изменения.

Иные неявившиеся лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения дела в апелляционном порядке, в связи с чем, на основании статьи 167 ГПК РФ судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Изучив материалы дела, выслушав пояснения участников процесса, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему:

В силу требований ч.1 ст.327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

В соответствии с ч. 1 ст. 330 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Указанные основания для отмены решения суда по данному делу имеются.

На основании ст. 45 Конституции РФ, государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется. Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

В силу ст. 46 Конституции РФ, каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.

Согласно ст. 1 Федерального закона "О социальной защите инвалидов в РФ" от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ инвалид - лицо, которое имеет нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению жизнедеятельности и вызывающее необходимость его социальной защиты (ч. 1).

Ограничение жизнедеятельности - полная или частичная утрата лицом способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться и заниматься трудовой деятельностью (ч. 2).

В зависимости от степени расстройства функций организма и ограничения жизнедеятельности лицам, признанным инвалидами, устанавливается группа инвалидности, а лицам в возрасте до 18 лет устанавливается категория "ребенок-инвалид" (ч. 3).

Признание лица инвалидом осуществляется федеральным учреждением медико-социальной экспертизы. Порядок и условия признания лица инвалидом устанавливаются Правительством РФ (ч. 4).

Постановлением Правительства РФ от 20 февраля 2006 г. N 95 "О порядке и условиях признания лица инвалидом" утверждены Правила признания лица инвалидом, которые определяют в соответствии с Федеральным законом "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" порядок и условия признания лица инвалидом. Признание лица инвалидом осуществляется федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы: Федеральным бюро медико-социальной экспертизы, главными бюро медико-социальной экспертизы, а также бюро медико-социальной экспертизы в городах и районах, являющимися филиалами главных бюро.

Согласно п. 2 указанных Правил, признание гражданина инвалидом осуществляется при проведении медико-социальной экспертизы исходя из комплексной оценки состояния организма гражданина на основе анализа его клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых и психологических данных с использованием классификаций и критериев, утверждаемых Министерством здравоохранения и социального развития РФ.

Медико-социальная экспертиза проводится для установления структуры и степени ограничения жизнедеятельности гражданина и его реабилитационного потенциала (п. 3).

На основании п. п. 20, 25 Правил, медико-социальная экспертиза гражданина проводится в бюро по месту жительства (по месту пребывания, по месту нахождения пенсионного дела инвалида, выехавшего на постоянное жительство за пределы Российской Федерации) путем обследования гражданина, изучения представленных им документов, анализа социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических и других данных гражданина.

Решение о признании гражданина инвалидом либо об отказе в признании его инвалидом принимается простым большинством голосов специалистов, проводивших медико-социальную экспертизу, на основе обсуждения результатов его медико-социальной экспертизы (п. 28). По результатам медико-социальной экспертизы гражданина составляется акт, который подписывается руководителем соответствующего бюро (главного бюро, Федерального бюро) и специалистами, принимавшими решение, а затем заверяется печатью (п. 29). Заключения консультантов, привлекаемых к проведению медико-социальной экспертизы, перечень документов и основные сведения, послужившие основанием для принятия решения, заносятся в акт медико-социальной экспертизы гражданина или приобщаются к нему.

Пунктом 5 раздела 2 Правил признания гражданина инвалидом определены условия признания лица инвалидом, которыми являются: нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами; ограничение жизнедеятельности (полная или частичная утрата гражданином способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться или заниматься трудовой деятельностью); необходимость в мерах социальной защиты, включая реабилитацию. Наличие одного из указанных в пункте 5 настоящих Правил условий не является основанием, достаточным для признания гражданина инвалидом (п. 6).

В зависимости от степени ограничения жизнедеятельности, обусловленного стойким расстройством функций организма, возникшего в результате заболеваний, последствий травм или дефектов, гражданину, признанному инвалидом, устанавливается I, II или III группа инвалидности, а гражданину в возрасте до 18 лет - категория "ребенок-инвалид" (п. 7). Инвалидность I группы устанавливается на 2 года, II и III групп - на 1 год (пункт 9). В случае признания гражданина инвалидом датой установления инвалидности считается день поступления в бюро заявления гражданина о проведении медико-социальной экспертизы (п. 11). Инвалидность устанавливается до 1-го числа месяца, следующего за месяцем, на который назначено проведение очередной медико-социальной экспертизы гражданина (переосвидетельствования) (п. 12).

Согласно п. 3 Классификаций и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы, утвержденных приказом Минздравсоцразвития РФ от 23 декабря 2009 г. N 1013н, действующих с 06 апреля 2010 г., к основным видам нарушений функций организма человека относятся:

нарушения психических функций (восприятия, внимания, памяти, мышления, интеллекта, эмоций, воли, сознания, поведения, психомоторных функций);

нарушения языковых и речевых функций (нарушения устной (ринолалия, дизартрия, заикание, алалия, афазия) и письменной (дисграфия, дислексия), вербальной и невербальной речи, нарушения голосообразования и пр.);

нарушения сенсорных функций (зрения, слуха, обоняния, осязания, тактильной, болевой, температурной и других видов чувствительности);

нарушения статодинамических функций (двигательных функций головы, туловища, конечностей, статики, координации движений);

нарушения функций кровообращения, дыхания, пищеварения, выделения, кроветворения, обмена веществ и энергии, внутренней секреции, иммунитета;

нарушения, обусловленные физическим уродством (деформации лица, головы, туловища, конечностей, приводящие к внешнему уродству, аномальные отверстия пищеварительного, мочевыделительного, дыхательного трактов, нарушение размеров тела).

При комплексной оценке различных показателей, характеризующих стойкие нарушения функций организма человека, выделяются четыре степени их выраженности:

1 степень - незначительные нарушения,

2 степень - умеренные нарушения,

3 степень - выраженные нарушения,

4 степень - значительно выраженные нарушения (пункт 4 Классификаций и критериев).

Пунктами 5 и 6 Классификаций и критериев определены основные критерии жизнедеятельности человека и степени выраженности ограничений этих категорий.

К основным категориям жизнедеятельности человека отнесены: способность к самообслуживанию; способность к самостоятельному передвижению; способность к ориентации; способность к общению; способность контролировать свое поведение; способность к обучению; способность к трудовой деятельности.

Степень ограничения категорий жизнедеятельности человека определяется исходя из оценки их отклонения от нормы, соответствующей определенному периоду (возрасту) биологического развития человека (пункт 7 Классификаций и критериев).

Категория "ребенок-инвалид" в соответствии с п. 11 Классификаций и критериев определяется при наличии ограничений жизнедеятельности любой категории и любой из трех степеней выраженности (которые оцениваются в соответствии с возрастной нормой), вызывающих необходимость социальной защиты.

В соответствии с п. 46 Правил признания гражданина инвалидом решения бюро, главного бюро, Федерального бюро могут быть обжалованы в суд гражданином (его законным представителем) в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Отказывая Шевченко П.Н., действующему в интересах несовершеннолетней Шевченко У.П., в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции указал, что из содержания акта медико-социальной экспертизы филиала-бюро №24 ФКУ «ГБ МСЭ по Воронежской области» Минтруда России усматривается достаточно тщательное исследование обстоятельств, влияющих на выводы специалистов при принятии экспертного решения, которое было оставлено без изменения решениями ФКУ «ГБ МСЭ по Воронежской области» и ФГ БУ «Федеральное бюро МСЭ Министерстве труда и социальной защиты РФ», объективных данных усомниться в обоснованности оспариваемых решений не имеется, сославшись также на выводы экспертного заключения ФГУ «ГБ МСЭ по Курской области» Минтруда России от 06.06.2013г. №110.

Судебная коллегия не может согласиться с указанными выводами суда первой инстанции и при этом исходит из следующего:

Из материалов дела следует, что Шевченко Ульяне Павловне, ***г., при рождении был установлен диагноз: ***. В связи с врожденным заболеванием Шевченко У.П. с 01.08.2005г. была установлена инвалидность категория «ребенок-инвалид», что подтверждается справкой №6202716 ФГУ «ГБ МСЭ по Воронежской области филиала №23», в последующем Шевченко У.П. также была признана инвалидом категория «ребенок-инвалид». Областной детской клинической больницей №2 было рекомендовано направить Шевченко У.П.,*** г.р., на МСЭ для решения вопроса о продлении срока инвалидности в связи с функциональным нарушением левой нижней конечности (укорочение ноги на 1,5 см) (л.д.19,20-2,25,29).

Из сообщений врачей университетской клиники г. Мюнхен от 13.12.2011 г., 20.04.2012 года по результатам осмотра Шевченко У.П. установлено, что увеличивается деструкция сустава, необходимо осуществление хирургического вмешательства, чтобы нормализовать крышу вертлужной впадины и уменьшить разницу длины ног, при анализе походки обнаруживается легкое прихрамывание, разница в длине ног немного увеличилась и составляет примерно 2 см, ограничение отведение конечности при сравнении сторон на примерно 20%, обнаруживается последовательное ухудшение состояния : угол раствора (открытия) вертлужной впадины становиться круче, ухудшение морфологии в смысле прокатки (раскатки развальцовки). Имеет место увеличивающаяся тенденция к децентрированию, необходимо проведение операции в ближайшие месяцы (л.д.27-28).

Согласно экспертному решению филиала-бюро №24 ФКУ «ГБ МСЭ по Воронежской области» от 25.10.2012 года Шевченко У.П. категория «ребенок-инвалид» не установлена (л.д.152-153).

Истец обжаловал данное решение в ФКУ «ГБ МСЭ по Воронежской области», экспертный состав №4 которого освидетельствовал 27.11.2012г. Шевченко У.П. и не установил категорию «ребенок-инвалид» (л.д.16).

Решением ФГБУ «Федеральное бюро МСЭ Министерстве труда и социальной защиты РФ» от 24.01.2013г. в установлении Шевченко У.П. категории ребенок-инвалид было отказано в связи с тем, что стойкие незначительные нарушения статодинамической функции не приводят к ограничениям основных категорий жизнедеятельности (л.д.15).

По ходатайству истца по делу была назначена судебная заочная медико-социальная экспертиза, проведение которой было поручено ФГУ «ГБ МСЭ по Курской области» Минтруда России, однако истец выражал не согласие с назначением экспертизы в данном учреждении (л.д.95-96).

Согласно выводам экспертного заключения ФГУ «ГБ МСЭ по Курской области» Минтруда России от 06.06.2013г. №110 на момент освидетельствования Шевченко У.П. в филиале №24 от 25.10.2012г., экспертным составом №4 от 27.11.2012г. и ФГБУ «ФБ МСЭ» от 24.01.2013г. имелись незначительные нарушения статодинамической функции, не сопровождающиеся ограничением основных категорий жизнедеятельности. У Шевченко У.П. имеется заболевание опорно-двигательной системы, которое не приводит к ограничению жизнедеятельности и необходимости мер социальной защиты. Согласно «Правилам признания лица инвалидом», утвержденным Постановлением Правительства РФ №95 от 20.02.2006г., Приказу Минздравсоцразвития РФ №1013н от 23.12.09г. «Об утверждении классификаций и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями МСЭ», объективных оснований для определения категории «ребенок-инвалид» не имелось (л.д. 103-107).

Как видно из материалов дела исковые требования Шевченко П.Н. вытекают из оспаривания актов освидетельствования и решений ФКУ «Главное бюро МСЭ по Воронежской области» Министерства труда и социальной защиты населения РФ, ФГБУ «ФБ МСЭ Министерства труда и социальной защиты населения РФ», которыми Шевченко У.П. отказано в установлении категории «ребенок-инвалид».

В силу ст. 8 Федерального закона от 24.11.1995 г. №181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в РФ», приказа Министерства труда и социальной защиты РФ от 11.10.2012 г. №310н «Об утверждении Порядка организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы», Устава ФКУ «Главное бюро МСЭ по Воронежской области» Министерства труда и социальной защиты населения РФ, утвержденными приказом Министерства труда и социальной защиты РФ от 25.09.2012 г. №247, все Главные бюро по медико-социальной экспертизе субъектов РФ непосредственно подчиняются Министерству труда и социальной защиты РФ, в то время как в силу ч. 1 ст. 18 ГПК РФ эксперт не может участвовать в рассмотрении дела, если он находится в служебной или иной зависимости от кого-либо из лиц, участвующих в деле, их представителей.

Как следует из заключения экспертного состава №3 ФКУ «ГБ МСЭ по Курской области» Минтруда России ими была проведена заочная медико-социальная экспертиза, данное заключение содержит противоречия в части описания состояния здоровья Шевченко У.П., так, указывая, что с 2011 г. на фоне медико-реабилитационных мероприятий процесс стабилизировался, прогрессирования заболевания в течение 3-лет не отмечались, в тоже время отмечают, что приняли к сведению заключения врачей клиники г. Мюнхена, где отражено, что деструкция сустава увеличивается, обнаруживается последовательное ухудшение состояния, имеет место увеличивающаяся тенденция к децентрированию.

При таких обстоятельствах, в целях проверки доводов апелляционной жалобы и, исходя из принципа процессуального равноправия сторон и учитывая обязанность истца и ответчика подтвердить доказательствами те обстоятельства, на которые они ссылаются, необходимо в ходе судебного разбирательства исследовать каждое доказательство, представленное сторонами в подтверждение своих требований и возражений, отвечающее требованиям относимости и допустимости (статьи 59, 60 ГПК РФ), а также исходя из положений ст. 87 ГПК РФ, по ходатайству истца апелляционной инстанцией была назначена повторная экспертиза, производство которой было поручено ООО «Бюро независимой медико-криминалистической экспертизы» г. Тамбов.

Согласно заключению эксперта №11/11-13, выполненного с 11 ноября 2013 года по 27 ноября 2013 года ООО «Бюро независимой медико-криминалистической экспертизы», в медицинской и иной документации Шевченко У.П. имеются данные, свидетельствующие: о стойких умеренно выраженных нарушениях статодинамической функции; об ограничении способности к самообслуживанию 1 степени, об ограничении способности к передвижению 1 степени, об ограничении способности к обучению 1 степени; о нуждаемости в мерах социальной защиты посредством медицинской реабилитации, об ухудшении ее состояния здоровья по сравнению с предыдущим освидетельствованием (л.д. 275-313).

Судебная коллегия полагает необходимым согласиться с заключением эксперта №11/11-13, выполненного ООО «Бюро независимой медико-криминалистической экспертизы», т.к. данное заключение содержит исследовательскую часть, выводы и ответы на поставленные вопросы, т.е. соответствует требованиям ст. 86 ГПК РФ, суждения компетентных специалистов, предупрежденных об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного экспертного заключения, основаны на всестороннем исследовании состояний организма истца, на основании анализа клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых данных с использованием классификаций и критериев, утвержденных Министерством здравоохранения и социального развития РФ, четко и подробно мотивированы.

Выводы, отраженные в данном заключении N11/11-13 от 11.11-27.11.2013 г., также согласуются и дополняют другие имеющиеся по делу доказательства, которые подлежат оценке по правилам ст.67 ГПК РФ.

Кроме того, выводы, отраженные в данном заключении, подтверждаются и результатами обследования врачами клиники университета г. Мюнхен от 25.11.2013 года, которое принято в качестве дополнительного доказательства в силу ст. 327.1 ГПК РФ и согласно которого у Шевченко У.П.,*** года рождения, состояние по сравнению с 2008 годом и 2011 годом хуже, деформация коксалгического окончания бедренной кости существенно возрасла, как стоя, так и при ходьбе наблюдается ярко выраженная хромота, левая нога короче примерно на 1,5 см, по этой причине не будет достаточным обойтись только одной ранее предложенной операцией.

В соответствии п. 4 Приказа Минздравсоцразвития N 906-н "Об утверждении порядка организации деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы" (действовавший на период проведения первых двух экспертиз) медико-социальная экспертиза проводится специалистами бюро (экспертного состава главного бюро, экспертного состава Федерального бюро).В состав специалистов бюро (экспертного состава главного бюро, экспертного состава Федерального бюро) входят не менее трех врачей-специалистов по медико-социальной экспертизе, психолог (медицинский психолог), специалист по реабилитации (врач-специалист по медико-социальной экспертизе), специалист по социальной работе.

Согласно п.4 приказ Минтруда России от 11.10.2012 N 310н "Об утверждении Порядка организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы" Медико-социальная экспертиза проводится специалистами бюро (экспертного состава главного бюро, экспертного состава Федерального бюро). В состав бюро (экспертного состава главного бюро, экспертного состава Федерального бюро) входят не менее 3 специалистов. Состав специалистов формируется из врачей по медико-социальной экспертизе, психологов, специалистов по реабилитации. Обязательным условием формирования состава бюро (экспертного состава главного бюро, экспертного состава Федерального бюро) является наличие не менее 1 врача по медико-социальной экспертизе.

Из материалов дела усматривается, что освидетельствование Шевченко У.П., *** г.р., в ФКУ «ГБ МСЭ по Воронежской области» Министерства труда и социальной защиты РФ было проведено неполным составом специалистов, предусмотренный законом, решение ФГ БУ «Федеральное бюро МСЭ Министерства труда и социальной защиты РФ» подписано пятью специалистами, без указания их специализации. Не включение в состав комиссии врача травматолога-ортопеда при освидетельствовании несовершеннолетнего ребенка на предмет инвалидности в связи с наличием диагноза - *** нельзя признать обоснованным.

При этом судебная коллегия отмечает, что своевременное не установление ребенку инвалидности лишило несовершеннолетнюю Шевченко У.П. права на своевременное проведение реабилитационных мероприятий, что непосредственно связано с правом на здоровье.

С доводами представителя ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» Минтруда России о том, что данная экспертиза должна быть проведена только в федеральных учреждениях медико-социальной экспертизы, что данное заключение ООО «Бюро независимой медико-криминалистической экспертизы» г. Тамбов является ничтожным, судебная коллегия согласиться не может по следующим основаниям:

Статьей 41 Федерального закона от 31.05.2001 г. №73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» установлено, что в соответствии с нормами процессуального законодательства Российской Федерации судебная экспертиза может производиться вне государственных судебно-экспертных учреждений лицами, обладающими специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, но не являющимися государственными судебными экспертами. На судебно-экспертную деятельность лиц, указанных в части первой настоящей статьи, распространяется действие статей 2, 4, 6 - 8, 16 и 17, части второй статьи 18, статей 24 и 25 настоящего Федерального закона.

Определением Конституционного Суда РФ от 21.02.2008 г. №96-О-О отмечено, что хоть законодатель и возложил право проведения медико-социальной экспертизы и признание лица инвалидом на федеральные учреждения медико-социальной экспертизы, решения указанных учреждений могут быть обжалованы в суд, который в ходе установления обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, вправе использовать все предусмотренные гражданским процессуальным законодательством способы получения доказательств, в т.ч. назначение экспертизы (и не ограничил их назначение только в учреждениях ФГУ МСЭ).

В силу конституционного положения об осуществлении судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ), а также ст. 12 ГПК РФ, суд должен по каждому делу обеспечивать равенство прав участников судебного разбирательства по представлению и исследованию доказательств и заявлению ходатайств.

При этом, судебная коллегия отмечает, что в данном случае ООО «Бюро независимой медико-криминалистической экспертизы» определяло и устанавливало состояние здоровья Шевченко У.П. 25.10.2012г.,27.11.2012г.,24.01.2013г.), а не устанавливало ей инвалидность, поэтому доводы представителя ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» Минтруда России в этой части не состоятельны.

Ссылка представителя ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» Минтруда России на то, что экспертизы была проведена не на основании данных обследования, имеющихся у Шевченко У.П. на момент ее освидетельствования (25.10.2012г.,27.11.2012г.,24.01.2013г.) не состоятельна и опровергается содержанием заключения эксперта №11/11-13, выполненного с 11 ноября 2013 года по 27 ноября 2013 года ООО «Бюро независимой медико-криминалистической экспертизы».

Согласно п. 2 ст. 328 ГПК РФ по результатам рассмотрения апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции вправе отменить решение суда первой инстанции в части и принять по делу новое решение.

В соответствии с п.11 Правил признания лица инвалидом, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 20.02.2006 года N 95, дата поступления заявления о проведении медико-социальной экспертизы является основанием при установлении даты наступления инвалидности.

Из материалов дела следует, что истец обратился с заявлением о проведении медико-социальной экспертизы в отношении несовершеннолетней Шевченко У.П., *** года рождения, 12.10.2012 года (л.д.157).

Исходя из вышеизложенного, судебная коллегия признает решение суда первой инстанции подлежащим отмене с принятием по делу нового решения об удовлетворении иска Шевченко П.Н. в части признания незаконными решений ФКУ «ГБ МСЭ по Воронежской области» Министерства труда и социальной защиты РФ в лице филиала-бюро №24 от 25.10.2012 г., ФКУ «ГБ МСЭ по Воронежской области» Министерства труда и социальной защиты РФ от 27.11.2012 г., ФГБУ «Федеральное бюро МСЭ Министерства труда и социальной защиты РФ» от 24.01.2013г. об отказе Шевченко У.П., *** г.р., в установлении категории «ребенок-инвалид» и возложении обязанности по установлению Шевченко У.П., *** г.р., категории «ребенок-инвалид» с даты обращения, в остальной части исковые требования оставить без удовлетворения.

Руководствуясь ст.ст.328-330 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Ленинского районного суда г. Воронежа от 15.07.2013 года отменить, принять новое решение:

Исковые требования Шевченко П.Н., заявленные в интересах несовершеннолетней Шевченко У.П.,*** года, удовлетворить частично:

признать незаконными решения ФКУ «ГБ МСЭ по Воронежской области» Министерства труда и социальной защиты РФ в лице филиала-бюро №24, решение от 27.11.2012г., ФКУ «ГБ МСЭ по Воронежской области» Министерства труда и социальной защиты РФ от 27.11.2012г., ФГБУ «ФБ МСЭ Министерства труда и социальной защиты РФ» от 24.01.2013г. об отказе Шевченко У.П., *** г.р., в установлении категории «ребенок-инвалид».

Обязать ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» Министерства труда и социальной защиты РФ в лице филиала-бюро №24 установить Шевченко У.П., *** г.р., категорию «ребенок-инвалид» с даты обращения, т.е. с 12.10.2012 года.

Председательствующий:

Судьи коллегии:

Истцы:
Шевченко П. Н.

Ответчики:
МСЭ

Судьи дела:
Трофимова Мария Васильевна (судья)